Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Emergency medicine" 4 (75) 2016

Back to issue

Анализ течения и прогноз отравления монооксидом углерода

Authors: Голянищев М.А.(1,2), Карамушко И.В.(2), Коробко Э.Ю.(1), Трофимович Е.А.(1)
1 - Харьковская медицинская академия последипломного образования, г. Харьков, Украина
2 - КУЗ «Харьковская городская клиническая больница № 2», г. Харьков, Украина

Sections: Medical forums

print version

Улучшение результатов лечения отравления монооксидом углерода (СО) остается достаточно актуальной проблемой медицины неотложных состояний. Реализация такой задачи возможна посредством применения различного рода предикторов тяжести отравления СО с последующим своевременным применением адекватных лечебно-диагностических мероприятий.
Цель. Изучить значимость отдельных клинико-лабораторных и анамнестических данных, выявляемых у больных с острым отравлением монооксидом углерода.
Материалы и методы. На клинической базе кафедры КУЗ «Харьковская городская клиническая больница № 2» в отделении острых отравлений был проведен ретроспективный анализ стационарных карт 54 больных с отравлением СО за 2015 год. Авторами установлены следующие особенности течения данного заболевания.
Результаты и обсуждение. При оценке степени тяжести по уровню карбоксигемоглобина (HbCO) было обнаружено, что чаще всего поступали больные с легкой степенью отравления (HbCO < 15 %) — 46 чел. (85,2 %), уровень HbCO (15–40 %), характерный для средней тяжести, был выявлен у 8 чел. (14,8 %). При этом клинически по степени тяжести (наличие/отсутствие потери сознания) больные подразделялись так: легкая — 52 чел. (96,3 %), средняя — 1 чел. (1,9 %), тяжелая — 1 чел. (1,9 %). Ожог дыхательных путей был диагностирован у 2 из 54 чел. (3,7 %).Чаще всего больные жаловались на головокружение, слабость, диффузную головную боль, тошноту — соответственно 30 (55,6 %), 28 (51,9 %), 22 (40,7 %) и 16 (29,6 %). Специфических симптомов «обруча», сдавливания по линии оволосения головы не было зафиксировано. На фоне угнетения сознания поступили 13 больных (24,1 %), при этом продуктивных расстройств отмечено не было. В стационаре респираторная поддержка проводилась 10 пострадавшим (18,5 %), при этом 8 чел. (14,8 %) получали инсуфляцию увлажненного кислорода, а 2 больным (3,7 %) потребовалось проведение ИВЛ в режиме VC-CMV с FiO2 0,4–0,8. Острая дыхательная и сердечно-сосудистая недостаточность тяжелой степени выявлена у 4 больных (7,4 %). Патологические данные ЭКГ — тахикардия, брадикардия, ишемия, экстрасистолия — отмечены у 42 чел. (77,8 %). Варианты исходов лечения распределились так: выписка домой — 49 чел. (90,7 %), перевод в другое отделение/стационар — 3 чел. (5,6 %), смерть — 2 чел. (3,7 %). 
При анализе течения заболевания двух умерших больных обращали на себя внимание следующие факты: оба умерших были мужского пола; возраст — 40 и 67 лет; тяжесть отравления по уровню HbCO у обоих больных не превышала среднюю, однако клинически у одного — тяжелое отравление по наличию коматозного состояния при поступлении; у одного из умерших сопутствующим был ожог верхних дыхательных путей; оба больных имели выраженные изменения на ЭКГ (тахикардия, ишемия).
Выводы. Угнетение сознания, клинико-лабораторные проявления токсического повреждения миокарда, ожог верхних дыхательных путей могут считаться критериями тяжелого течения и неблагоприятного прогноза отравлений монооксидом углерода. Наличие прогностически неблагоприятных симптомов отравлений монооксидом углерода является показанием к неотложной антидотной, кислородо- и органопротекторной терапии с адекватной респираторной поддержкой и тщательным мониторингом динамики параметров состояния больного.


Back to issue