Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" №1 (678), 2019

Back to issue

Письма с заграничной больничной койки.

Authors: Борис Пухлик, профессор
Винницкий национальный медицинский университет имени Н.И. Пирогова, г. Винница, Украина

Sections: In the first person

print version

Продолжение. Начало в № 11(544), 2015

Письмо 36.

Путешествуя во времени

Боже, какими мы были наивными,

Как же мы молоды были тогда.

(из романса М. Матусовского и В. Баснера «Белой акации гроздья душистые…»)

Думаю, нет человека, который с помощью памяти не путешествовал бы во времени. Одним из первых важных моих воспоминаний был арестованный отец. Он же — плачущий, с черной повязкой на рукаве (умер Сталин). Сейчас можно думать и говорить что угодно о времени пятидесятых, но тогда Сталин был идолом (как, в общем, и Ленин). Очень многое до нас стало доходить позже, барьерами были пионерские галстуки, комсомол, постоянная боязнь в семьях «скользких» разговоров и пр. Да и бедность сильно отвлекала.

Позже мы услышали откровения Никиты Хрущева, прочитали мемуары Жукова, стал выходить «Огонек» Коротича, из рук в руки переходили толстые журналы, и пелена стала спадать с глаз. Вспоминаются частые показы «Лебединого озера», когда умирал очередной престарелый генсек, но уже никогда и никого так не превозносили, как Ленина и Сталина. В школе завуч рассказывал нам, что развитие общества идет по спирали, но не смог объяснить мне, почему эта спираль должна оборваться на коммунизме, и просто выгнал из класса. Надежда пришла с М. Горбачевым, который умел говорить без шпаргалки, отошел от построения коммунизма, но и он вскоре «сдулся». Времена ГКЧП мы с женой провели на берегу моря в Коблево, весь пляж воспринимал это как водевиль, и все понимали, что такое ненадолго.

С тех пор ни один руководитель Союза и, позже, независимой Украины уже не вызывал у населения серьезного доверия. Авторитет украинских президентов пошел по нисходящей, хотя Ющенко, не исключено, считал себя мессией, разламывал хлеб с грузовика и раздавал людям, однако потом, кроме чвар, ничего у него не вышло. С. Вакарчук справедливо отметил, что в Украине царит «псевдомораль», поэтому вежливых считают слабыми, честных — глупыми, хитрых — мудрыми, а высокая должность считается добродетелью. На этой «недоморали» держится вся нынешняя политическая культура, приведшая к экономической отсталости Украины, тотальной коррупции, несправедливости и геополитической слабости.

Интересно остановиться на родственниках вождей. Ленин был бездетным. У Сталина было двое мальчиков, один из которых погиб в войну, другой — спился, а дочь, Светлана, путешествовала по миру, обливая грязью папочку. О детях генсеков СССР и УССР не знаю. А вот Кучма сделал своего зятя В. Пинчука олигархом, у Ющенко брат торговал газом, а сын жил крайне нескромно; Витя-стоматолог — сын Януковича — знаменит «вымогательным» бизнесом.

Непростая ситуация с европейскими лидерами. Часть их не имеют детей — Меркель, Макрон, Мей, Юнкер, премьеры Голландии, Швеции. Так ли важен им мир в Европе и будущее их стран, если эта забота абстрактна?

В мединституте и вечерних университетах нас постоянно потчевали марксизмом-ленинизмом. Когда к нам приехал сын создателя стрептомицина, лауреата Нобелевской премии Зельмана Абрахама Вакс–мана (ради чего я организовал фонд его имени), профессор Байрон Ваксман, он спросил у меня: «Пухлик, почему ты не выучил английский язык (я, кстати, об этом всю жизнь жалею), ведь я перед приездом в Украину (а ему уже было около 80 лет) смог выучить русский?» И тут я показал ему десятки томов Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина (мы ужинали в стилизованном кафе, где официанты были наряжены в буденовки и пионерские галстуки, а антураж составляли сотни томов наших бывших идеологов) и ответил, что в институте главным была даже не медицина, а марксизм-ленинизм. На остальное времени не хватало.

Здесь, в Израиле, ко мне как-то подошел мальчик и обратился на иврите. Я отрицательно покачал головой, тогда он повторно это сделал на английском и французском, но я и тут развел руками. Он посмотрел на меня, как на олигофрена, пожал плечами и ушел. Теперь мои внуки-школьники легко говорят на нескольких языках, а мы с женой — увы. Это следствие не только нашей необразованности, но и прежде всего государственного эгоизма в Союзе, прививаемого его жителям, которые искренне не понимали, на кой черт им хороший английский, если их никуда не выпускают.

До распада Союза мы с женой успели побывать в Болгарии и Югославии (турпоездка), где в магазинах глаза разбегались. Но и это не заставило нас усомниться в правильности советского пути, настолько мы были зомбированными. Вскоре после распада Союза я в составе лекторской группы попал в Польшу, где увидел нищету, зависть к нам. А вот теперь наши люди убегают именно туда. И ведь по историческим меркам времени прошло всего ничего, а мы настолько поменялись ролями.

О самом Ваксмане в Украине не знали и не знают, хотя его стрептомицин спас и спасает миллионы жизней. Царская Россия (тогда в нее входила и Украина) отпустила, как и многих евреев, талантливого юношу в США, где он создал целенаправленно (у Флеминга это вышло во многом случайно) около 10 антибиотиков. Стоит поставленная нами стела в рощице села Новая Прилука, где в черте оседлости для евреев родился З. Ваксман, кое-какие камни из дорожки к ней уже растащили, и мне плохо верится, что кто-то когда-то поставит в этом месте настоящий памятник одному из человеческих гениев. В Украине родилось всего 5 лауреатов Нобелевской премии (2 по медицине — И. Мечников и З. Ваксман и еще 4 — Ш. Агнон (литература), С. Кузнец (экономика), Р. Гофман (химия), Г. Шарпак (физика)).

Работая в облздравотделе, познакомился со знаменитым хирургом академиком Б.В. Петровским, которого сделали министром здравоохранения СССР и этим унизили. Здравоохранения он не знал. Такая примерно ситуация была и с акад. Е. Чазовым. Как я уже писал, грамотными министрами здравоохранения Украины были А. Романенко и Ю. Спиженко. Почти все остальные, увы, были на уровне Петровского. Немало среди них было мздоимцев, и я не понимал, как на такие должности (министра или зама) можно назначать не только неграмотных, но и воровитых людей. Нынешнюю команду У. Супрун я бы назвал прежде всего странной, ее поступки для меня во многом непонятны. Возможно, я неправ. Вместе с тем начальниками в МЗ Украины бывали и очень приличные, честные люди: Д. Дудко, В. Васько, А. Обу–хова, А. Садовская и др.

Мне думается, главным несчастьем Украины является назначение на большие и малые руководящие должности недалеких и нечестных людей, хотя умных и порядочных всегда хватало. Но даже 1–2 адекватных человека в нашей чиновничьей атмосфере быстро деградируют (эффект бочки с солеными огурцами). Большая беда страны — это «высокомотивированные низкоквалифицированные люди», обремененные «воинствующим непрофессионализмом» (Мостовая Ю.).

Часто вспоминаю свои экспедиции в составе научно-исследовательской аллер–гологической лаборатории академика А.Д. Адо, изучавшей распространенность аллергических заболеваний среди разных регионов и групп населения. Одна из экспедиций проводилась среди скотоводов, выпасавших коров в тайге. Трава — высотой до метра. Жирность молока была невиданной — до 7 %. Налитое в бутылку молоко почти не выливалось, превращалось в сливки. По пояс были и встречающиеся там огромные подберезовики (один гриб в разрезанном виде не вмещался в ведро). Недалеко в тайге проживала известная в те времена семья старообрядцев Лыковых, ушедшая от цивилизации.

В одну из ночей (а мы отаборились в полуразваленном домике сельсовета) к нам в гости приехали мэр Усть-Абакана и главный охотовед (искали браконьеров и собирателей кедровых зерен). Мэр принес убитого зайца и угощался спокойно и с удовольствием. Я, разбуженный среди ночи, сидел и махал руками возле лица — мошка. Он же, похожий на индейца Чингачгука хакас, сидел очень спокойно — ему мошка вовсе не досаждала.

Интересным было знакомство с природой Киргизии. С гор там стекает очень минерализованная вода. В частности (я об этом писал), есть вода, содержащая радон, уровень эманации которого в сотни раз превышает тот, который есть у нас в Хмельнике. На одной из полян я увидел закрытый лядой подпол, открыв который мы увидели старушку и учуяли сильный запах сероводорода. Объяснили, что нисходящий с гор поток воды меняется каждые несколько секунд. Именно в таком месте был организован лагерь космонавтов, где были домики Гагарина, Титова и пр.

Очень плодотворно тогда работали институты фтизиатрии, иммунологии, расположенные во Фрунзе. С началом войны Сталин выселил всех серьезных ученых-евреев в азиатские учреждения, поэтому в Киргизии оказалось много талантливых ученых, и эти институты после войны были ведущими в СССР.

Не могу не вспомнить красоты величайших мировых озер Байкала и Иссык-Куля. Первое поражает своим величием, размерами, чистотой (воду можно пить), холодом (температура поднимается не выше +10 °С). Был даже маленький лимнологический институт, сотрудники которого, по-моему, только браконьерствовали. Возле острова Ольхон мы коротко погостили, попили местного вонючего самогона — тарасуна, изготавливаемого из молока, — больше там не из чего.

Участковая больница, расположенная невдалеке в тайге, вся провоняла этим напитком. Главврач с таким же постоянным запашком объяснил, что больных они не кормят, но разрешают приносить еду и выпивку.

Иссык-Куль гораздо теплее и ласковее. Водится очень крупная рыба, можно купаться, но алкоголь на территорию провозить категорически нельзя — обыскивают. Местные умудряются напиваться кумысом. Там накупили дефицитных в Украине книг — никто здесь их не читал.

Интересно, что обычаем воинов Чингисхана было, выезжая воевать, каждому бросать камень. Возвращаясь, они также бросали по камню и сравнивали создавшиеся огромные горы камней.

Чудеса природы в моей памяти чередуются с рядом святых мест Израиля. Такого исторического величия, глядя на стертые миллионами ног мозаики в Храме Гроба Господня в Иерусалиме, на Голгофе, я никогда не ощущал.

Съезд аллергологов СССР в Дагомысе (Сочи) — год, кажется, 1981–1982 — для меня был знаковым, ибо практически на равных мы общались с ведущими учеными-аллергологами, а позже я участвовал в написании учебных программ по аллергологии для вузов. В 1985 году, учитывая эти обстоятельства, нам доверили принимать весь «цвет» аллергологии Союза в Виннице. Читая научную литературу — нынешнюю и тех лет, понимаю, что мы тогда совершенно не отставали в сфере аллергологии от прочего мира. Сейчас наука в Украине, по сути, умерла, а связи с бывшими республиками СССР разрушены. К счастью, жизнь свела меня со многими действительно большими учеными. Среди них — А. Мамолат, Е. Чернушенко, Н. Пилипчук, С. Кшановский, Б. Ященко, Л. Малая, Е. Лукьянова, Л. Когосова, Б. Коган, А. Адо, Р. Петров, А. Богова, М. Хакбердыев, В. Мошкевич, Д. Новиков, А. Чучалин, А. Хоменко, И. Балаболкин, Г.  Гургенидзе, Л. Гарячкина, Б. Райкис и др. Я уверен что, не соблазненные меркантильными интересами или фармфирмами ученые того времени выдавали на-гора абсолютно честные данные, хотя и понятия не имели о доказательной медицине.

Не могу не вспомнить и казусы, связанные с зарубежными форумами. Истекающий срок зарубежного паспорта чуть не помешал мне попасть на конгресс в Бангкок. Спешно продлив паспорт (на этом категорически настаивали), я опоздал на 2 дня, но все же побывал в Таиланде. И вот, когда мы уже улетали после окончания конгресса, я услышал тоненький голосок: «Борис Михайлович! — и увидел известную пожилую профессора Б. После приезда в составе российской делегации (у России и Таиланда на этот счет тогда существовал безвизовый режим), ее, гражданку Украины, из-за истекающего срока годности паспорта дней на 5 (до рейса в Киев) задержали в аэро–порту. Благо российские коллеги собрали ей деньги на обратный рейс и пропитание. А ранее с ней же меня связал и другой курьезный факт: в аэропорту Ньюарк Либерти (США) меня остановили службы, ибо я нес 2 одинаковые сумки конгресса (свою и ее). И пришлось объясняться.

Говоря о научном туризме, нельзя не сказать о роли фармацевтических фирм в нашем здравоохранении. Много хорошего: спонсирование зарубежных поездок, поддержка отечественных форумов и др. Но есть и плохое. В частности, подавление украинской фармации и «порча» ученых и врачей (заинтересовывают разными путями в протекционизме и использовании «своих» препаратов). Я помню вход в Украину первой зарубежной фармфирмы «Берингер Ингельхайм» (международный концерн с генеральным представительством в Вене), приезд старичка Берингера в Киев и проведенный фирмой прием в малом Мариинском дворце. Первому съезду фтизиатров, пульмонологов и аллергологов (1993 год, Винница) было бы очень непросто состояться без поддержки этой фирмы. Хотя нередко шикарно обставленный приезд на разные отечественные форумы зарубежных ученых оказывался пустышкой, ибо они были гораздо ниже уровня отечественных ученых.

Теперь я, к сожалению, издали, через СМИ, Фейсбук, наблюдаю за подготовкой врачей, здравоохранением Украины, наукой, своими коллегами и понимаю, что многое должно быть иначе. Где-то у входа в университет в Южной Африке висит такое сообщение: «Уничтожение любой нации не требует атомных бомб. Требуется только снижение качества образования. Пациенты умирают от рук таких врачей, здания разрушаются от рук таких инженеров, деньги теряются от рук таких экономистов, справедливость утрачивается от рук таких юристов и судей, управление теряется в руках законодателей. Крах образования — это крах нации». Возможно, мы этого не понимаем?



Back to issue